6 ноября 2018 г.
2
956

Это были те самые 90-е, которые сегодня принято называть лихими. Все тогда растерялись. Никто не знал, какому богу молиться. Счастливое коммунистическое будущее впереди уже не виднелось, а капиталистическое изобилие еще не предполагалось. Просто была анархия. Низы не хотели, верхи не могли. 

В ту пору в далекой Германии, точнее, в окрестностях Ганновера, в благотворительной церковной организации Диаконише Верке Химмельстюр, руководство задумалось о гуманитарной помощи некогда грозному противнику, а сегодня по-прежнему великому, но временно бедствующему соседу.

Самую первую партию собранных детских теплых вещей, продуктов и медикаментов из Германии до Москвы бесплатно подбросили наши военные летчики на транспортных самолетах, а оттуда грузовиками довезли до Новосибирска. В Каргате её встретили и оприходовали работники райсобеса.

Это был первый рейс. Потом были ещё и ещё. Везли не только продукты и медикаменты. В середине 90-х набитый инвалидными колясками микроавтобус Фольксваген объехал за пару дней все улицы Каргата. В те годы дефицитные коляски стоили как пол-автомобиля каждая. Откуда бы их было взять нищим каргатским инвалидам. Когда заканчивалась сама «гуманитарка» – просто ходили и раздавали деньги по спискам, составленным в том же райсобесе. Здоровались и незаметно, что бы никто не видел, передавали свернутые в рулончик банкноты. Разное говорили про это, но умные люди понимали: это от души, настоящее. Сейчас россияне и сами собирают грузы то в Донбасс, то в Сирию. Тогда было другое время.

Непосредственным исполнителем всех этих дел был Манфред Шон, уроженец Нижней Саксонии и большой поклонник и любитель Западной Сибири. Организаторский талант предполагает наличие лидерских качеств. Каждый раз в наши холодные края за ним тянулись его друзья, коллеги, родственники. И каждая такая поездка требовала прорву времени на подготовку и, конечно, личных денег.

Обычно все происходило по следующей схеме: в местной газете публиковалось объявление о сборе гуманитарной помощи, потом довольно длительное время склад заполнялся грузами. Нелегким делом была подготовка всех необходимых бумаг, виз и разрешений. И, наконец, сам путь, длиной в шесть тысяч километров. Множество границ, которые в то время проходили не только между государствами, но и между областями России. У обочин трасс стояли вагончики и люди в камуфляже собирали с проезжих дань, называемую экологическим сбором. Естественно, у каждого придорожного кафе, на каждой заправке вокруг иностранцев начинали крутиться подозрительные типы. В общем, это время, проведенное за счёт собственного отпуска, назвать отдыхом трудно. Но, раз за разом, с периодичностью в два-три года, из городка Витце, что под Ганновером, в Сибирь выезжали колонны автомобилей.

Грузы, как правило, предназначались для куйбышевского Дома ребёнка, барабинского Детского дома и, ныне уже не существующего, новосибирского Фонда милосердия и здоровья. Каждый раз что-то оставалось и в Каргате. Самым запомнившимся подарком соцзащите стал зелёный микроавтобус  Фольксваген.

 Давно это было. Теперь все эти немцы уже на пенсии. Приезжают полюбоваться на великолепный каргатский храм. И Манфред Шон тоже. В гуманитарной помощи Россия давно не нуждается. Сегодня наш германский друг изредка приезжает для того, чтобы встретиться со старыми знакомыми, вспомнить события многолетней давности.

Помнят и каргатцы. И в недавний приезд Манфреда заместитель главы района Галина Шаповаленко  вручила ему «Благодарность» районной администрации.